Главная » Древлеправославие » Архиерей XXI века » Попытайтесь почувствовать духовную силу нашей церкви. Последнее интервью владыки Андриана

Материалы

Попытайтесь почувствовать духовную силу нашей церкви. Последнее интервью владыки Андриана

Митрополит Андриан никогда не отказывался от общения с прессой, хотя публичные выступления не были органичны его натуре и давались большим напряжением сил. Но, невзирая на то, какая газета опубликует его слова – общероссийская, региональная или городская, он ценил любую возможность для проповеди старообрядческой Церкви. Интервью и пресс-конференций, которые он давал во время своих поездок по всей России, было неисчислимое множество. Импровизированная пресс-конференция с вятскими журналистами перед началом шествия Великорецкого крестного хода могла бы стать одной из многих. Но оказалось, что ранним утром 9 августа 2005 года митрополит Московский и всея Руси Андриан дал свое последнее интервью.

Владыка, в чем основной смысл, главная задача Великорецкого крестного хода?
— Главное в нем – духовная составляющая. Духовный потенциал, который здесь собирается, я думаю, заметен не только для людей, но и для Бога. Потому что когда собираются люди и вместе молятся, то эта молитва быстрее доходит до Бога. Особенно это важно в наше тяжелое время – тяжелое в духовном плане, когда наше общество болеет и буквально напоминает собой то, которое было во времена Содома и Гоморры. И именно наличие людей чистых, верующих, высоко духовных, возможно, продлит наши дни на земле, дни человеческие. Дай Бог нам крепости, и в первую очередь духовной, которая позволит нам перенести все тяготы и невзгоды.

Насколько это событие, Великорецкий крестный ход, важно для духовной Жизни в целом?
— Я думаю, что, по крайней мере, для нашей Церкви это очень важное дело. Оно сразу, еще с первого крестного хода в 2002 году, стало мероприятием общероссийского масштаба. И даже, можно сказать, международного, потому что и из ближнего зарубежья люди приезжают на этот крестный ход. Конечно, это создает такое духовное сплочение, вдохновение, что люди, побывав и пройдя этот путь, непременно хотят пройти его снова и снова. С каждым годом приходит все больше людей.

Есть ли где-нибудь в России такие же многочисленные крестные ходы старообрядцев, как Великорецкий крестный ход?
— На сегодняшний день это самый большой общероссийский крестный ход. Недавно я шел в крестном ходе в поселке Шамары. Туда приезжают где-то с половину того, что мы видим здесь, и идут к месту погребения преподобных Аркадия и Константина, прославившихся в нашей старообрядческой Церкви.

Это вы ведете Великорецкий крестный ход каждый раз?
— Да, пока я возглавляю, уже четвертый год подряд.

Можно сказать, что вятская группа верующих многочисленнее, чем в других городах?
— Я бы так не сказал. Численность непосредственно членов Церкви здесь не так велика, потому что не созданы достаточные условия. Вот в селе Красном находится небольшая церквушка, даже, вернее сказать, молитвенный дом, и вообще церквей в округе не много. Поэтому в крестном ходе участвуют в основном приезжие. Ну а прибывают они со всех концов, буквально со всей России, еще из Молдавии и из Украины.

Став митрополитом, с какой основной проблемой вы столкнулись, какую задачу стали решать в первую очередь?
— Прежде всего я видел, что наша Церковь потеряла свой вид, фасад, стала малозаметной. Что представляет из себя старообрядческая Церковь, очень многие знают весьма туманно или в очень искаженном виде, а некоторые и совсем не знают.
А между тем люди должны узнать, что старообрядцы – это православные люди, потерпевшие гонения именно за свою прилежность и приверженность древней истине, чистой вере, которую, уже все это признают, несправедливо гнали, и ущемляли, и преследовали.
Поэтому открытость, которая провозглашена в нашей Церкви, позволяет компенсировать недостаток информации о нас. Происходит подъем самой Церкви и интереса к ней: люди знакомятся со старообрядчеством и за счет этого приходят в нашу Церковь, возвращаются те, кто имеет старообрядческие корни.
И этот крестный ход призван еще раз громогласно заявить о том, что мы существуем, что мы через тяжелые века пронесли эту древнюю, благочестивую веру наших предков и продолжаем нести. Я думаю, что так и будет.

Владыка, сами Вы о чем молите святителя Николая?
— Прежде всего, конечно, о нашем отечестве, о нашем народе, о том, чтобы Господь сохранил нас в мире, чтобы вера не угасала, а, наоборот, возрождалась и укреплялась в народе. И в целом о единстве всего человечества.

Сами вы родом из Казани, до избрания митрополитом окормляли Казанско-Вятскую епархию. А сегодня что Вы считаете самой важной своей задачей на вятской земле?
— Вятская земля богата традициями православной веры, не говоря уже о том, что сам по себе этот город всегда был верующий, православный, очень твердый, крепкий и сильный в вере. Я смотрел фотографии старой Вятки — там же сплошные храмы, сплошные храмы!.. И это свидетельство очень серьезное, причем характерно то, что другой веры здесь не просматривалось. Поэтому духовое возрождение не только в России, но и, в частности, в Вятке очень важно. И в этом плане возрождение общины, конечно, первая забота. Община действительно возрождается — люди регулярно собираются, молятся, совершается литургия, надеюсь, что со временем здесь будет постоянный священник. Великорецкий крестный ход, мне кажется, создает как раз условия для того, чтобы люди немножечко услышали и хотя бы постарались понять, вникнуть в суть этого понятия — старообрядчество, которое как явление началось в XVII веке, но на самом деле это и есть православие, принятое при крещении Руси.

Как вы считаете, у православной и старообрядческой церквей есть возможность слияния?
— Сама формулировка неправильна. Мы – православные, а точнее, мы и есть православные, а они – тоже называются православными, но мы их называем новообрядцами.
А вот насчет объединения я бы говорить воздержался. Собственно, сама беда-то в том, что они все понимают и соглашаются, что древние обряды, древний дух, строгость и требовательность должны быть, и к ним надо стремиться. Но, к сожалению, не торопятся к этому возвращаться, может быть, из-за того, что наш такой расслабленный в духовном плане век не позволяет людям прийти не только к православию, а даже и в новообрядчество.
Многие люди приходят сначала к новообрядцам, но, духовно созревая, не удовлетворяются их церковью, стремятся к истине и, наконец, становятся старообрядцами.

Какой наказ вы могли бы дать читателям?
— Пожелание такое: чтобы люди старались найти соответствующую литературу, которая достаточно объективно отражает времена раскола и последующие времена гонений на древлеправославную веру, приведших, в конечном счете, к такому нашему тяжелому состоянию, и, поняв суть, принять для себя решение. Бог даст – прийти к нам. Или хотя бы попытаться почувствовать духовную силу нашей церкви.